«Барабаны в ночи» в Театре имени Пушкина: Пир во время чумы

Фото: Галина Фесенко

Фото: Галина Фесенко

В Театре имени Пушкина громкая в прямом смысле этого слова премьера — режиссёр Юрий Бутусов поставил пьесу Бертольта Брехта «Барабаны в ночи». И барабаны здесь звучат практически оглушающе, то заставляя персонажей пускаться в пляс, то предвещая беду.

Бертольт Брехт написал «Барабаны в ночи» на заре своей драматургической деятельности. Он принимал участие в Ноябрьской революции, увлекался политикой, но вскоре разочаровался в ней. В итоге родилась пьеса о человеке, который вначале все силы вкладывает в борьбу с социальной несправедливостью, но в итоге отказывается от нее, когда налаживается его личная жизнь.

По признанию Юрия Бутусова, его увлечение этой постановкой началось еще в двадцать лет — во столько же, кстати, ее написал немецкий драматург. «Эта пьеса Брехта считается несовершенной, но мне кажется, она прекрасна в своей несовершенности, в своей эскизности, — поясняет режиссер. — Яркая поэтичность и экспрессивность, которая в этой пьесе есть, мне очень близка и вызывает невероятно острые чувства. Он писал это быстро, легко, размашисто, напористо, хулигански, чуть ли не на спор, чуть ли не за одну ночь. Это прекрасное художественное начало, и мне кажется, пьеса замечательна своей незавершённостью».

И хотя у «Барабанов» есть конкретная историческая привязка, в Театре имени Пушкина решили от нее отказаться. Для того, чтобы произведение стало более созвучно нашему времени, даже был заказан новый перевод у Егора Перегудова (который, кстати, сам недавно презентовал новую постановку). В итоге произведение Брехта стало не просто современным, но и вневременным — о людях, чья личная драма разворачивается на фоне войны.

Фото: Галина Фесенко

Фото: Галина Фесенко

Анна (Александра Урсуляк) четыре года ждала возлюбленного, который пропал без вести на войне, а теперь собирается замуж за другого — Фридриха Мурка (Александр Матросов), к которому она относится не без нежных чувств. В самый разгар празднования их помолвки появляется тот, кого давно все похоронили — Андреас Краглер (Тимофей Трибунцев) — тот самый, кого не дождалась Анна. Теперь ей необходимо решить, с кем связать свою судьбу. Принять обдуманное решение непросто — в напряженную обстановку то и дело врывается бой барабанов, заставляя персонажей танцевать до упаду без остановки, словно они марионетки в руках кукловода. Люди пьют, ругаются, танцуют, а на фоне этого слышится рокот выстрелов — кажется, что они собрались вместе в последний раз.

Мужчины играют женщин. Женщины играют мужчин. Ярко раскрашены лица: здесь и мим, и клоун, и даже Джокер (тот самый из вселенной DC). Маски дают отстранение, которое было неотъемлемой частью «эпического театра» по теории Брехта. Следуя за мыслями немецкого драматурга, Бутусов разрушает и четвертую стену — актеры взаимодействуют со зрителем то в поисках зажигалки, то мобильного телефона.

Ярко мигают сотни круглых лампочек, сцена то похожа на цирковую арену, то на кабаре, а потом на ширму проецируются кадры строительства Берлинской стены. По сцене медленно проходит Иисус с гирляндой вместо тернового венка, а сбоку сидит Чарли Чаплин и шевелит ногами в такт музыке. Один образ сменяет другой — зрителю нужно либо собрать из всего этого единый пазл, либо смотреть как на хоровод ярких осенних листьев. Костюмы, сценография, игра света рисуют невероятно красивую картинку, от которой невозможно оторвать глаз — о скрытых смыслах порой просто не хочется думать.

Театр имени пушкина, барабаны в ночи, юрий бутусов

Фото: Галина Фесенко

Автор пьесы и режиссер называют «Барабаны в ночи» комедией, хотя веселиться хочется не очень — истерический смех сменяется плачем навзрыд, бьется посуда, заглушая крики ругани, сцены отчаяния чередуют одна другую. А в конце понимаешь, что постановщик не только хотел, чтобы смеялся зритель, а сам немножко вместе с Брехтом хихикает над ним (по-доброму). Незаконченность «Барабанов» — поворот неожиданный, ты все ждешь жирной точки, а вместо этого персонаж Трибунцева сидит перед телевизором и пьет чай. 

Спустя годы после написания пьесы Брехт не хотел включать «Барабаны» в сборник сочинений — говорил, что дух противоречия привел его на самую грань абсурда. Абсурд в бутусовской постановке не покидает сцену — он умеет доводить это ощущение до абсолюта, до чувства завороженности. Здесь одновременно и скрыто много смыслов, и кажется, что их нет — каждый здесь найдет (или не найдет) свой заветный ключик. «Самое важное в любой человеческой ситуации – то, что она неясна до конца. Мы вместе со зрителями должны искать этот выход и не должны его найти», — говорит актриса Александра Урсуляк. Можно точно сказать: одного выхода, одной двери для всех в «Барабанах в ночи» действительно нет — это и прекрасно.

 

Приобрести билет на спектакль вы можете у нашего партнера Parter.ru здесь.

Поделиться:

Читайте также: